Псковская Провинция

Автоновости  Аграрный сектор  Актуальная тема  Акция  Акция "Ожившие письма с фронта"  Безопасность  Бизнес  Благотворительность  Братья наши меньшие  В областном Собрании  В Псковском районе  Взгляд  Военная тема  Военный полигон  Время действовать  Гипотезы и находки  Голос молодых  Городской вопрос  Дачные споры  Документы  Друзья наши меньшие  Духовное  Ершовская волость  Жизнь  ЖКХ  Журналистский эксперимент   Закон и порядок  Записки из ночлежки  Здоровая среда  Здоровый календарь  Здоровье  Земляки  Знак качества  Зона риска  Из жизни газеты  Инициатива  Информационно-консультационные центры  История  Как это было  Киномания  Колонка депутата  Команда 2018  Комфортная среда  Конкурс  Краснопрудская волость  Красота  Криминал  Культура  Мастерская   Медицина  Местное самоуправление  Музыкальная страница  На дороге  Наследие  Наука  Наши гости  Не пропустите  Необъяснимое  Неформальная провинция  Неформатный гид  Новости из городов-партнёров Пскова  Обозреватель  Образ жизни  Образование  Обратная связь  Обстоятельства  Общество  Опасные места  Опасные места Пскова  Острая тема  От милиции к полиции  Отдых  Официально  Павел и Петрова  Память  По волнам памяти  По области  По Пскову  По району  Повод подумать  Последние из Могикан  Потребительский рынок  Почетный гражданин  Почитаем?  Правда жизни  Праздник  Проект газеты "Жду тебя"  Проекты  Происшествия  Профессия  Профилактика  Профориентация  Прямо в номер  Прямой вопрос  Психология жизни  Путешествия  Резонанс  Репортер  Ровесница района  Родом из детства  С места событий  Сад-огород  Самоуправление  Своими руками  Связь времен  Семья  Ситуация  События года  События недели  Социальная сфера  Спецкор  Спорт  Спортивная кухня  Среда обитания  Стиль жизни  Судебная практика  Судьба человека  Тайны Псковской земли  Театр  Темы недели  Технология обмана  Только факты  Традиции  Туризм  Турнир  Удивительное рядом  Фамильные ценности  Форум  Чемпионат  Читатели пишут  Шаг в науку  Школа традиций  Экономика  Эксперимент  Экспертиза  Это интересно  Юбилей  Юрист отвечает на вопросы псковских призывников 

Этносфера

Армянская диаспора  Будет интересно всем  Дагестанская диаспора  Еврейская диаспора  Ингушская диаспора  Казачья диаспора  Латышская диаспора  Национальная кухня  Польская диаспора  Псковичи за границей  Сето  Справка  Традиционные истории  Финно-ингерманландская диаспора  Чеченская диаспора 

Предприниматель

Вопрос-ответ  Выставки и форумы  Грядущее  Начинающему предпринимателю  Наши консультации  Перемены с комментариями  Предприниматели Пскова и области  Программы  Справка  Страница №1  Страница №2  Страница №3  Улучшаем качество 

Псковская Провинция

№44 (9948)  №42 (9946)  №41(9945)  №40 (9944)  №38 (9942)  №37 (9941)  №36 (9940)  №35 (9939)  №34 (9938)  №33 (9937)  №32 (9936)  №31 (9935)  №30 (9934)  №29 (9933)  №28 (9932)  №27 (9931)  №26 (9930)  №25 (9929)  №24 (9928)  №23 (9927)  №22 (9926)  №21 (9925)  №20 (9924)  №19 (9923)  №18 (9922)  №17 (9921)  №16 (9920)  №15 (9919)  №14 (9918)  №13 (9917)  №12 (9916)  №11 (9915)  №10 (9914)  №9 (9913)  №8 (9912)  №7 (9911)  №6 (9910)  №5 (9909)  №4 (9908)  №3 (9907)  №2 (9906)  №1 (9905)  №51 (9904)  №50 (9903)  №49 (9902)  №48 (9901)  №47 (9900)  №46 (9899)  №45 (9898)  №44 (9897)  №43 (9896)  №42 (9895)  №41 (9894)  №40 (9893)  №39 (9892)  №38 (9891)  №37 (9890)  №36 (9889)  №35 (9888)  №34 (9887)  №33 (9886)  №32 (9885)  №31 (9884)  30(9883)  № 29 (9882)  № 28(9881)  № 27 (9880)  №26 (9879)  №25 (9878)  №24 (9877)  №23 (9876)  №22 (9875)  №21 (9874)  №20 (9873)  №19 (9872)  №18 (9871)  №17 (9870)  №16 (9869)  №15 (9868)  №14 (9867)  №13 (9866)  №12 (9865)  №11 (9864)  №10 (9863)  №9 (9862)  №8 (9861)  №7 (9860)  №6 (9859)  №5 (9858)  №4 (9857)  №3 (9856)  №2 (9855)  №1 (9854)  №51 (9853)  №50 (9852)  №49 (9851)  №49 (9851)  №48 (9850)  №47 (9849)  №46 (9848)  №45 (9847)  №44 (9846)  №43 (9845)  №42 (9844)  №41 (9843)  №40 (9842)  №39 (9841)  №38 (9840)  №37 (9839)  №36 (9838)  №35 (9837)  №34 (9836)  №33 (9835)  №32 (9834)  №31 (9833)  № 30 (9832)  № 29 (9831)  № 28 (9830)  № 27(9829)  №26 (9828)  №25 (9827)  №24 (9826)  №23 (9825)  №22 (9824)  №21 (9823)  №20 (9822)  №19 (9821)  №18 (9820)  №17 (9819)  №16 (9818)  №15 (9817)  №14 (9816)  №13 (9815)  №12 (9814)  №11 (9813)  №10 (9812)  №9 (9811)  №8 (9810)  №7 (9809)  №6 (9808)  №5 (9807)  №4 (9806)    №3 (9805)  №2 (9804)  №1 (9803)  №51 (9802)  №50 (9801)  №49 (9800)  №48 (9799)  №47 (9798)  №46 (9797)  №45 (9796)  №44 (9795)  №43 (9794)  №42 (9793)  №41 (9792)  №40 (9791)  №39 (9790)  №38 (9789)  №37 (9788)  №36 (9787)  №35 (9786)  №34 (9785)  №33 (9784)  №32 (9783)  №31 (9782)  №30 (9781)  № 29 (9780)  №28 (9779)  №27 (9778)  №26 (9777)  № 25 (9776)  №24 (9775)  №23 (9774)  №22 (9773)  №21 (9772)  №20 (9771)  №19 (9770)  №18 (9769)  №17 (9768)  №16 (9767)  №15 (9766)  №14 (9765)  №13 (9764)  №12 (9763)  №11 (9762)  №10 (9761)  №9 (9760)  №8 (9759)  №7 (9758)  №6 (9757)  №5 (9756)  №4 (9755)  №3 (9754)  №2 (9753)  №1 (9752)  №51 (9751)  №50 (9750)  №49 (9749) 
 
 
19 ноября 2019, вторник, 02:49

 

ПСКОВСКАЯ ПРОВИНЦИЯ. №2 (9906), 16/01/2019

17 строчек в словаре... К 140-летию со дня рождения архитектора Анатолия Подчекаева

Составители Псковского биографического словаря отвели архитектору Анатолию Подчекаеву 17 строчек.

 Это чуть меньше, чем статья о нём же в Псковской энциклопедии, но всё равно больше пресловутых 14 строчек про лейтенанта Шмидта, о которых нам поведали персонажи трогательного советского кинофильма «Доживём до понедельника». А ведь эта фамилия знакома едва ли не каждому, кто хоть немного интересуется историей застройки Пскова. Да и от наших дней эпоха Подчекаева отстоит сравнительно недалеко: в прошлом году исполнилось всего лишь 80 лет со дня его смерти - совсем немного по меркам города и страны.

ЭПОХА ПОДЧЕКАЕВА

Недавно ушедший от нас краевед, Почетный гражданин Пскова Натан Левин, будучи в 1938 году девятилетним мальчишкой, мог бы нечаянно столкнуться с не старым ещё Подчекаевым на псковских улицах, если бы вихри российских политических бурь не раскидали этих двоих псковичей не только по разным городам, но и по разным странам. Не осознание ли этого парадокса подтолкнуло Натана Файвесовича в конце 1970-х гг., в канун 100-летнего юбилея архитектора, к изучению биографии Подчекаева? Активная переписка с тогда ещё жившей вдовой зодчего и его сыном позволила накопить интересный материал. Но красочный рассказ об архитекторе-эмигранте никак не соответствовал бы тогдашним идеологическим установкам, и результатом исследований нашего знаменитого краеведа стала всего лишь небольшая заметка в областной газете.

Этими несколькими десятками строчек, многократно процитированными в наши дни многочисленными электронными ресурсами без упоминания первоисточника, до сих пор практически полностью исчерпывается общедоступная информация об Анатолии Подчекаеве. Остальное хранят архивы, эстонская версия Интернета да его дочь Ирина Анатольевна Калитс, которая живёт в родном Тарту и, несмотря на весьма почтенные 90 лет, поражает своим жизнелюбием. 25 января она, конечно же, не забудет про день рождения отца. Вспомним и мы о человеке, любившем псковский край, но отдавшем ему гораздо меньше, чем хотел и мог...



ИЗГНАНИЕ

Он родился в Опочке, учился в Пскове, Варшаве и Риге. Из неполных 28 лет жизни, прошедших со дня получения им диплома инженера-архитектора и до его самого последнего дня, лишь первые 9 лет он был связан с Псковом и Псковской губернией, а остальные 19 пришлись на период его добровольновынужденной эмиграции.

Изборск, Печоры, Тарту в разное время на разный срок становились местами жительства архитектора. Но изъездил он, похоже, всю северо-восточную половину Эстонии - от Лавров до Кохтла-Ярве, Тапа и Таллина. Только вот Псков и милая с детства Опочка стали отныне для него маняще недоступны, как мираж. Да, его эмиграция была добровольной: ведь именно по своей воле, а не по чьему-либо принуждению он вместе с родителями жены покинул Псков, когда в 1919 году к ставшему родным городу снова подступили части Красной Армии. Спешно уезжая вместе с обозами Псковского добровольческого корпуса и белоэстонскими войсками, в горестной компании сотен других псковичей - купцов, отставных офицеров, помещиков, инженеров и врачей, - они были уверены в своём скором и неизбежном возвращении домой, к оставленным по разным причинам членам семей (как правило, уезжали мужчины, покидая жён и детей).

Кстати, до сих пор не удалось достоверно выяснить, поехала ли тогда вместе с мужем и родителями жена Подчекаева - Екатерина Михайловна, в начале ХХ в. слывшая одной из первых красавиц Пскова. По некоторым сведениям, она всё-таки выехала из Пскова вместе с родными, но вскоре оставила мужа и уехала в Петроград. Так это было или нет, но Анатолий Алексеевич, будучи по-настоящему православным человеком, долгие годы хранил верность супруге. Когда она всё-таки приехала в Тарту (где-то в 1926 или 1927 году), счастливое воссоединение семьи не произошло.

Слишком изменились они оба за прошедшие годы, и прежде всего Екатерина, пристрастившаяся к сигаретам (по словам дочери, Подчекаеву не нравились курящие женщины) и ставшая слишком вульгарной. Окончательно расставшись с мужем и оставив престарелых родителей, она вернулась в Советскую Россию, в Ленинград, где, возможно, нашла новое счастье.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ПСКОВА

Для Анатолия Подчекаева середина и конец 1920-х были временем его наивысшей профессиональной востребованности, и количество зданий, построенных по его проектам в Эстонии, вероятно, превысило число его построек в дореволюционной России. Да, среди его новых творений больше не было столь же крупных объектов, как Мариинская гимназия в Пскове, но ни за один из них ему не было стыдно. В одних он выступал в качестве архитектора (начальная школа и кирха Св. Петра в Печорах, школа и дом престарелых в Тарту), в других участвовал как соучредитель и один из руководителей строительной фирмы «Зубченков и Подчекаев». Ярчайший пример - построенное в содружестве с архитектором Фердинандом-Густавом Адоффом административное многофункциональное здание в Печорах, под крышей которого были объединены суд, почта, банк и многоквартирный дом. Бесконечно жаль зданий и сооружений, построенных Подчекаевым в Тарту и разрушенных в 1944 году в результате бомбардировок и штурма города. Чего стоит красавец каменный мост через Эмайыги.

Однако дома, построенные в маленьких городках, в большинстве своём благополучно пережили войну. Сегодня, благодаря скрупулёзной учётной работе Департамента охраны памятников Южной Эстонии, мы знаем, по крайней мере, о нескольких таких объектах. Прежде всего, следует назвать церкви в Мехикоорма и Лухамаа, а также храм в Пийрисаар, своим обликом продолжающий традиции средневековых псковских церквей.

Россия и Псков оставались в его сердце, не заслонённые ни горькими воспоминаниями о скитаниях первых месяцев эмиграции, ни печальными вестями об арестах и смертях близких людей, оставшихся по ту сторону границы. Если бы в 1919-м он и многие другие псковские эмигранты предвидели, что их отъезд затянется на долгие-долгие годы, что вместо хорошо знакомой Лифляндской губернии они окажутся в некоей Эстонской Республике - как знать, не предпочли бы они остаться и до дна испить предназначенную чашу? Как бы хорошо ни шли дела фирмы «Зубченков и Подчекаев», архитектор, как и большинство эмигрантов, видел, наблюдал постепенное угасание прежнего российского Юрьева и жесткий норов эстонского Тарту.

СЛОЖНОСТИ ПЕРЕВОДА

Всё более строгие требования к владению эстонским языком весьма ощутимо сужали для него сферу профессионального применения. Казалось, что совсем  недавно Подчекаева, как наиболее авторитетного и образованного специалиста, просили занять должность городского архитектора. И вот, спустя всего четыре года, ему мягко советуют освободить это место для инженера эстонской национальности. На бытовом уровне Подчекаев эстонский язык почти освоил, но на шестом десятке изучать эстонскую архитектурно-строительную терминологию, чтобы выполнять проектную документацию и вести на ней делопроизводство - это уж, господа, позвольте!..

Новая семья (в 1927 году Анатолий Алексеевич женился на русской эмигрантке Елене Родионовой-Коробач, которую он в годы своего варшавского студенчества видел маленькой девочкой) и рождение долгожданных детей, казалось бы, знаменовали начало светлого периода его жизни. Однако, в начале 1930-х пришла новая волна мягкого выдавливания русской интеллигенции из крепнущей эстонской экономики, во многом и созданной практически с нуля трудами русских инженеров. Уехал в Польшу старый товарищ Владимир Назимов, уехал в Париж многолетний соавтор Борис Крюммер. Этот националистический курс правительства как будто почувствовал некий авторитетный в Тарту присяжный поверенный Рютли, затеявший против Подчекаева многолетнюю судебную тяжбу по поводу качества и стоимости реконструкции своего дома, которую осуществляла фирма «Зубченков и Подчекаев». Третейский суд в итоге фактически признал правоту Подчекаева, но эта победа поистине стала Пирровой, практически разрушив строительный бизнес компаньонов и порядком опустошив их кошельки.

ПРЕТЕРПЕВШИЙ ДО КОНЦА

Тогда же (возможно, как следствие тяжёлых переживаний) Подчекаев заболел раком. Дорогостоящее лечение поглотило остаток семейных накоплений (пришлось делать операцию в германской клинике), но не привело к выздоровлению. Хоронили Подчекаева 9 мая 1938 года, в день рождения его маленького сына. С тех пор майские праздники в семьях Ирины Анатольевны Калитс, ставшей впоследствии ведущим эндокринологом ЭССР, и доцента ЛИИЖТ Владимира Анатольевича Подчекаева навсегда окрасились оттенком светлой грусти об их отце, которого даже не успели толком запомнить.

Неизвестно, как бы сложилась дальнейшая судьба архитектора Подчекаева, если бы он дожил до 1940 года, когда Эстония стала частью СССР, и каток репрессий прошёлся по всей русской общине Тарту, давя без вины виноватых. Убеждённый монархист, он вряд ли вызвал бы сочувствие у следователей НКВД и, скорее всего, сгинул бы в одном из лагерей, как и его компаньоны - братья Зубченковы. У каждого - свой крест, и Подчекаев с честью нёс его до конца, по мере сил украсив эту землю своими творениями. Что касается памяти об этом зодчем, то есть надежда, что хранить её будет не только могила Анатолия Алексеевича на старом тартуском кладбище, не только квартира его дочери, но и музей архитектора Подчекаева в Лавровской кирхе, восстанавливаемой из руин трудами Кузнецова и его неравнодушных земляков. Именно в этот музей я с радостью передам все собранные мною о Подчекаеве материалы, мизерную часть из которых я пересказал вам в этих строках.

Владимир ВАСИЛЬЕВ, псковский архитектор.





Оцените статью:


Комментарии

Оставить комментарий

Ваше имя:

Комментарий

 
 
Псковская провинцияПортал государственных органов Псковской областиПсковский районВесь ПсковКинотеатр ПобедаКовчегTIR клубФедерация Автоспорта